RSS   Русский   Հայերեն              
Gagik-Mkrtchyan
Больше всего Пашинян и его свора любят рассуждать о том, что они построили в Армении настоящую демократию, более того, превратили страну в "мировой бастион демократии". А интеллектуальные всплески типа "сегодня власть принадлежит народу" или, сложнее, "народ передал власть своим представителям и контролирует нашу деятельность" в голове у и.о. премьера, как протуберанцы на Солнце, дают о себе знать почти ежедневно. Никол уже язык стер, хвастаясь беспрецедентными достижениями в области строительства ...
Бесспорно, что наши сограждане за последние три года уже привыкли к самым неожиданным трюкам главного фокусника отечественного политического цирка, но все-таки гибкость их психики не следует абсолютизировать. Поэтому после того, как Пашинян подал в отставку с поста премьера, объявив одновременно, что продолжит оставаться исполняющим обязанности главы правительства, многие поняли, что сошли с ума окончательно.
25 апреля, сограждане, у нас произошла огромная политическая сенсация, которую, правда, давно ждали. Даже недоумевали: когда же, мол, оно уже наконец. И вот уже оно наконец. Пашинян подал в отставку! Да... Что-то давно у нас правительство в отставку не подавало. А пошел на этот шаг уже бывший премьер (ах, как замечательно звучит это словосочетание: "бывший премьер"!), чтобы провести внеочередные выборы. Ну, конечно, в нынешнем катастрофическом положении, в котором находятся страна и народ, затевать ...
Начнем, дорогие сограждане, с торжества демократии и законности. Они у нас вообще торжествуют, но после известных событий в Сюнике просто криком закричали от торжества. А поддерживают демократию и законность в стране славные правоохранители, без которых власть Пашиняна рухнет мгновенно. Спасибо надо этим людям сказать, что на себя такую громаду взвалили и волокут, как умеют. А умеют они, надо признаться, многое.
Всякий кредит имеет свой предел. Когда выданный кредит доверия рассматривается получателем не как обязательство, которое надо тяжким трудом отрабатывать, а как возможность гулять дальше, у кредиторов лопается терпение.
Реакция представителей власти на очередной провал визита Пашиняна в Сюник была бы даже комична, когда бы не была столь омерзительна. Можно было бы нам воздержаться и проигнорировать вполне уже привычную истерику Никола и его своры. Но тогда они, наверное, истолковали бы наше молчание как согласие. А вот подобного подарка мы ни себе, ни тем более им позволить не можем. Не по чину. И не по совести. Так что перенесемся во властный лагерь и посмотрим, как оценивают там тот факт, что граждане фактически ...
Если бы Пашинян обладал хоть какой-то долей вменяемости, то мог бы задуматься над тем, стоит ли ему вообще показываться в Сюнике, когда он осознанно, последовательно и целенаправленно сдает его врагу. В рамках нормального общежития человек, совершивший такие "подвиги", теряет право быть выслушанным. Единственный ответ, которого он будет удостоен, - "нам не о чем говорить с предателем и землепродавцем".
После каждого публичного выступления Пашиняна наши сограждане начинают яростно спорить друг с другом, пытаясь найти ответ на следующий вопрос: святой ли Никол или просто идиот (в древнегреческом, разумеется, смысле, от слова idiotes - "честный, простой человек"). А, может, кем-то из этих двух притворяется?
Жизнь наша за последние три года превратилась в один сплошной анекдот, радостная, освобождающая концовка которого не видна даже на горизонте. Анекдот - вещь хорошая. Особенно если этот анекдот смешной. Но, во-первых, скверный анекдот, в котором мы живем, становится все менее и менее забавным. Во-вторых, существовать долго в пространстве нескончаемого анекдота довольно-таки мучительно. Когда анекдот и жизнь становятся неотличимы друг от друга, дело пахнет катастрофой.
Самая опасная для психики штука - это когда видишь одно, а тебе говорят другое. Видишь, что больной в коме, а тебе говорят, что он спит легким сном выздоравливающего и улыбается во сне. Видишь зыбкое болото, а тебе говорят, что это твердая почва. Видишь, как действующая власть буквально погрязла в воровстве и коррупции, а тебе говорят, что системная коррупция у нас искоренена полностью.
Касательно странностей в поведении депутатов "Моего шага" сказано много и, вероятно, будет сказано еще больше. Что понятно: противоречий и с логикой, и с простым здравым смыслом, и зачастую с минимальными приличиями там наблюдается немало. Объяснения такому помрачению рассудка обычно сводятся либо к коллективному помешательству, либо к предательству. В принципе, не отрицая подобных объяснений, бывает и умопомешательство, бывает и обслуживание интересов врагов, заметим, однако, что весьма интересно ...
Все на свете работает по принципу приливов и отливов. Вот и в отечественном партстроительстве сейчас наступил прилив, в результате которого число зарегистрированных партий достигло уже почти сотни, а процесс и не думает останавливаться. Я мог бы спросить почему, если бы не знал ответа: страна идет к внеочередным выборам.
Сезон политических самоубийств у нас достиг кульминации. Вслед за генпрокурором Артуром Давтяном и руководителем ССС Сасуном Хачатряном выбросился из окошка начальник полиции Ваге Казарян. Но если причиной политической смерти первых двух явилось прекращение судом дела "1 марта", то последнего к суициду подтолкнуло избиение женщин полицейскими 7 апреля у здания правительства.
После того как Конституционный суд единогласно признал статью 300.1 Уголовного кодекса РА антиконституционной и недействительной, на основании чего судья Анна Данибекян отменила уголовное преследование в отношении Роберта Кочаряна, Юрия Хачатурова, Сейрана Оганяна и Армена Геворкяна, длящееся более двух с половиной лет дело "1 марта" можно считать закрытым.
"Апокалипсис" Мела Гибсона начинается фразой: "Великую цивилизацию невозможно разрушить извне, пока она не разрушит себя изнутри". Это и про нас - однозначно. Вот уже три года эта власть разрушает все, на чем держится наша цивилизация, в том числе и правовую систему, называя свою деятельность почему-то "эволюцией". Эволюция? Постепенное развитие? Эволюция раковой опухоли всегда ведет к смерти.