Гарегин Нжде
  RSS     Русский   Հայերեն              
David-Sarkisyan
Министр обороны Турции поспешил выразить поддержку посягательствам Азербайджана на признанную территорию Республики Армения. И снова единственной страной, приветствующей агрессивную войну не только против непризнанного Арцаха, но и против являющейся полноправным членом международной семьи Армении, стала Турция. Еще в ходе 44-дневной войны Анкара так и не выполнила примененную ЕСПЧ промежуточную меру, что предполагало введение санкций в отношении Турции.
С 1994 по 2020 годы семь освобожденных районов были важнейшим аргументом в обеспечении безопасности Республики Арцах. Позиция Армении на переговорах основывалась на жизненном важном характере статуса Арцаха, необходимости примирения с этим Азербайджана взамен на уступку части освобожденных территорий в качестве компенсации. Поскольку Баку не соглашался с возможностью какого-либо статуса Арцаха вне состава Азербайджана, освобожденные территории продолжали оставаться под нашим контролем, одновременно ...
Известный факт, что одной из главных причин нашего поражения в 44-дневной войне был полный провал противовоздушной обороны. Возбужденные после войны уголовные дел отнюдь не внесли ясности в вопросы, касающиеся появления в арсенале армии бракованных средств ПВО, загадочного наличия их координат у врага, заблаговременной смены плана вооружения и ряда других обстоятельств. Наоборот, подозрения лишь усиливаются.
Последнее телеинтервью Никола Пашиняна по случаю первой годовщины трехстороннего заявления можно считать уникальным признательным показанием. В частности, полностью проваливший армейское строительство премьер винит бывших ответственных самой состоявшейся структуры Армении в собственных ошибках. Заблудившись в лабиринте традиционных лжи и фальсификаций, Пашинян, вероятно, забыл, что летом 1992 года враг находился на подступах к Степанакерту, но армянские силы освободили Арцах и переломили ход войны, ...
Первая годовщина нашего поражения в войне ознаменовалась новыми действиями по укреплению позиций врага: фактически полной сдачей дороги Горис-Капан, гибелью 22-летнего парня на подступах к Шуши, стрельбой в направлении села Хачик Вайоцдзорского марза, рукопашными боями между армянскими и азербайджанскими военнослужащими вблизи озера Севлич. Получается, спустя год после 9 ноября не существует какого-либо механизма, который заставил бы Азербайджан выполнять положения трехстороннего заявления.
Помимо частичного решения социально-экономических и гуманитарных проблем вернувшихся в Арцах армян, имеет ли Армения какое-либо видение, долгосрочное представление о будущем Арцаха и своей роли в этом процессе? Кроме тиражирования лишенного всяких перспектив и совершенно нелепого слогана "Будущее есть, есть будущее", что делает армянская сторона в вопросе возрождения Арцаха, если государство больше не участвует в решении каких-либо вопросов - от обеспечения физической безопасности населения до доставки ...
Ровно год, как любое общественное мероприятие по любому поводу начинается с минуты молчания. Ровно год, как на каждом шагу открывают новые родники и хачкары в память жертв, а на кладбищах всех населенных пунктов развеваются армянские флаги. Раны родных тысяч погибших не зарубцуются, пока не будут даны на все спорные вопросы, пока виновные не понесут свою часть ответственности. И только рассказы о подвигах наших ребят позволяют вновь ощущать и переживать нашу былую славу...
Визит сопредседателей Минской группы ОБСЕ в регион, в том числе в Степанакерт, обещанный посредниками несколько месяцев назад, пока так и не состоялся. Более того, Алиев прямо дает понять, что они – нежеланные гости в Баку, поскольку уверен, что в одностороннем порядке разрешил Арцахский конфликт. Параллельно с этим при активном одобрении Москвы и сопротивлении Вашингтона обсуждается региональный формат "3+3", причем о том, что Алиев и Пашинян уже говорили на эту тему, мы узнаем от Эрдогана.
На митинге оппозиции прозвучат лозунги, призывающие общество к бдительности, но что от этого изменится? Оппозиционные лидеры напомнят известные нам цели Азербайджана и Турции, скажут об их давней политике деарменизации Армении, реализуемой сейчас рука об руку с этой властью, представят угрозу возможной новой войны и всю хрупкость перемирия. Что последует за этим, наберет ли объявленное общенациональное сопротивление обороты?
В прошлом году в эти дни власть забивала внутриармянское информационное поле различными фальсификациями о якобы уничтожении взлетной полосы аэропорта Гандзака, поднятом в Азербайджане вое в связи с этим, освобождении Шаумянского района и другими измышлениями. Наши соотечественники, получавшие неофициальную информацию с фронта, были в растерянности: кому верить - рассказам военных и ополченцев или госпропаганде, заверявшей, что противник в панике, Гандзак эвакуирован, мы побеждаем и наша армия скоро ...
Азербайджан только сейчас открывает посольство в Израиле, являющемся основным противником Ирана. Мы сделали это несколько лет назад, и даже после отзыва посла наше посольство не закрыто и формально действует. Речь идет о стране, которая даже во время войны не ограничила поставки оружия в Азербайджан. На этом фоне более чем очевидно, что Армения и Иран имеют моральные обязательства друг перед другом, но Иран их выполняет, мы – нет. Остается выяснить, по чьему заказу или с чьего одобрения мы и в этом ...
До 44-дневной войны Россия была государством, имеющим самое большое военно-политическое влияние на Южном Кавказе. Правда, имеющийся длительный конфликт с Грузией и союзничество Азербайджана с Турцией в определенной степени ограничивали российское влияние в регионе, но участие Москвы в происходящих в обеих странах политических, геоэкономических, энергетических и других процессах было неизбежным и очевидным. Об Армении и не говорим: Россия – наш стратегический союзник, гарант безопасности и главный ...
В долгосрочной перспективе самым катастрофичным следствием 44-дневной войны станет беспрецедентное усиление присутствия Турции на Южном Кавказе, прежде всего в Армении и Арцахе. С Азербайджаном все ясно: это государство – клиент Турции, а Грузия, находящаяся в тисках турецкого экономического экспансионизма, давно завоевана. Неприступной была только Армения. Война "исправила" этот пробел и поставила Армению под открытый турецкий удар.
Спустя год после войны частые изменения линии соприкосновения с врагом, наши постоянные отступления на местах, отказ от своих позиций, опорных пунктов, высот, холмов, пастбищ и лугов не только не способствуют созданию атмосферы мира, но наоборот, еще больше приближают новую агрессию - в куда более выгодных для Баку условиях.
Поводов убедиться в том, что коллективная память нашего общества достаточно коротка, у нас было много. После войны прошел всего год, но о многих ключевых событиях сегодня даже не вспоминают, а значит, нет и требующих ответа. Сформировать комиссию по расследованию не получается, различных военнослужащих, вплоть до бывшего министра обороны, назначают виновными и, как следствие, гаснет общественное требование о глубоком расследовании обстоятельств войны.